МЕРЗЛОТКА И ЕЕ ДРУЗЬЯ

Повесть-сказка (отрывок)

 

ПРОЛОГ

 

     Молодой человек спускался по длинной и какой-то неблаговидной лестнице всё вниз и вниз, в подземную часть музея, главным экспонатом которого являлась вечная мерзлота.

     Мрачные отвесные стены коридора имели вид слоеного пирога: слой грунта, слой льда, опять полоска почвы и блестящая жилка льда. Музей в вечной мерзлоте северные местные жители ласково называли Мерзлоткой.

     Молодой человек находился здесь, на Севере, в командировке и, переделав все свои дела, решил посетить музей. Молодой человек был худ, долговяз, лохмат и носил очки. На вид ему можно было дать лет 28.

     Переходя из зала в зал, он осматривал экспонаты, зябко поеживаясь, здесь было довольно сыро и прохладно. В экспозиции были представлены различные ископаемые – останки животных, древние породы деревьев – всё, что было найдено в вечной мерзлоте, этом природном холодильнике.

      Вот скелет и рога северного оленя, а вот кости и бивни мамонтов, матово белеющие в неярком свете подземелья.

      Вдруг Сергей (а именно так звали молодого человека) вздрогнул, но уже не от холода, а от изумления. В уголке, на крупной кости доисторического животного, сидела и грызла косточку крепкими зубами… толстая девочка лет семи. Глазастая, щечки круглые, пухлые, короткие косички смешно топорщатся в разные стороны. В замусоленном платьице в горошек, босиком ребенок производил впечатление заброшенной сиротки.

      Сережа присел перед девочкой на корточки и дружелюбно сказал:

      - Привет, дружище. Меня дядей Сережей зовут, а тебя как?

      Девочка молча пучилась на Сергея. Ему стало не по себе от её пронзительного, изучающего взгляда.

      - Да не разговаривает она, хотя и всё слышит, и понимает, - вступила в разговор пожилая женщина, музейная смотрительница. Подойдя поближе, она нахмурилась. – Опять ты экспонаты грызешь! Я вот доложу Мышечкиной, директору нашему, не будут тебя сюда пускать!

      Смотрительница не на шутку разошлась, но Сергею удалось её успокоить и деликатно выведать то немногое, что было известно про девочку.

      Никто не знал, откуда она взялась.

      Однажды, в начале короткого северного лета, удивленные сотрудники обнаружили в музее странную девочку, совершенно дикую, в лохмотьях из шкур животных.

      Все попытки пристроить ребенка в подобающее детское учреждение не увенчались успехом: девочка все равно непонятным образом оказывалась здесь, в музее, похоже, это было единственное место, где она себя нормально чувствовала.

      В конце концов, на неё «махнули рукой», и директор музея, милая и мудрая женщина, решила: «Пусть живет в музее. Будет нашим живым экспонатом – талисманом».

      Работники по очереди подкармливали девочку, натащили ей кучу одежды, но она решительно все отвергла, кроме платья в горошек, которое ей понравилось. Каждый день, ранним утром, она убегала на реку и подолгу там плавала и ныряла в ледяной воде. Все как-то сами собой стали называть девочку Мерзлоткой.

      Сотрудники заметили, что Мерзлотка удивительно смышленая, сама быстро выучилась читать, она очень любила и прилично рисовала животных.

      Однажды студент-практикант перепутал мелкие кости бизона и мамонта, так Мерзлотка заметила, исправила его ошибку и долго недовольно фыркала на него.

      Некоторые сотрудники заметили за девочкой странную особенность – умение читать мысли, но не были уверены в своих догадках.

      Итак, дядя Сережа и Мерзлотка дружелюбно изучали друг друга. Наконец, перемазанное личико девочки расплылось в улыбке, обнажив белые, как сахарок, крепкие зубки с широким зазорчиком между двумя верхними зубами.

      И вот тут-то с молодым человеком произошло то, чего никогда раньше с ним не было. В голове его как бы «зажегся» экран, на котором красными, корявыми буквами, какими пишут дошкольники, с ужасными ошибками высветилось сообщение:

«Дядя Сережа!

Вазьми миня к сибе. Я буду харашо себя вести».

      У дяди Сережи очки полезли на лоб. Пока Сергей приходил в себя, Мерзлотка весело пропрыгала на одной ножке по залу туда-обратно, припрыгала к дяде Сереже и всунула свою ладошку в его ладонь, облекая своим доверием.

      …Провожать Мерзлотку на теплоход пришли все сотрудники музея вечной мерзлоты. Они подарили ей огромный торт-мороженое.

      Таким образом у дяди Сережи появилась Мерзлотка.

 

Глава 1. ЖИТЬЁ – БЫТЬЁ.

У  МЕРЗЛОТКИ  ПОЯВЛЯЕТСЯ  ПРИЯТЕЛЬ

 

      Мерзлотка сидела в чистой кухоньке за столом и угощалась брусничным морсом со льдом.

      Вот уже месяц, как эта девочка жила у дяди Сережи, который учил её на свой лад, всему понемножку, поражаясь смышлености, но в тоже время и странности Мерзлотки. (Например, её страсть к подземельям не проходила: последние жаркие дни бабьего лета Мерзлотка просидела в подполье их деревянного домика.) Ей не приходилось что-либо объяснять два раза, даже самые сложные вещи она понимала «с лёту».

      Её совершенно не тяготило долгое отсутствие дяди Сережи, когда он был на работе. Его знакомые и родственники натащили полный дом детских книжек с картинками. Пластилин и краски, бумага и карандаши – всего полно у Мерзлотки, а значит, всегда есть, чем заняться. Вот и сейчас на столе лежал большой лист бумаги, абсолютно весь, вкруг изрисованный яркими веселыми рыбками.

      Так случилось, что дядя Сережа поселился в доме своей бабушки после  того, как старушка умерла. Он почти ничего не менял в обстановке, просто  перетащил свой компьютер с «прибамбасами», книжки, одежду. Поэтому в доме было полно старых вещей, а на кухне  стоял огромный кованый сундук, еще прадедушкин.

      Так вот, Мерзлотка баловалась морсом. Потрясет стакан, чтобы лед  отозвался радостным побрякиванием, и, побродивши пальцем в стакане  и выловив льдинку, с удовольствием разгрызает её своими крепкими зубками. Мерзлотка полезла за очередной льдинкой, когда взгляд её упал на сундук, и она замерла, забыв вытащить руку из стакана.

      Крышка бабушкиного сундучка медленно  со скрипом откинулась, и оттуда с кряхтением вылез аккуратный крохотный старичок. Одет он был в классический крестьянский костюм: старая, но очень чистая рубаха в горох с косым воротником и навыпуск,  большие, не в размер, лапти, сатиновые штаны. У него было круглое добродушное лицо, пуговичный нос, а глазки светились лукавством. Короткая, но пышная, борода занимала значительную часть его физиономии. Одной рукой он держал за хвостик крупную луковицу, а другой – то ли причудливую свистульку, то ли рожок, в который незамедлительно принялся дудеть.

      Мерзлотка разглядывала человечка с интересом, без удивления и страха.

      Старичок дудел старательно, покраснев от усердия, но, не произведя должного впечатления, устал и угомонился. Он вынул из кармана полосатых штанов  красный носовой платок, шумно высморкался и смущенно сказал:

      - Попужать тебя хотел  маненько. – остро глянул на Мерзлотку и добавил. - А ты, девка, видать,  из наших, хотя и матерьяльная. А меня вот они не видят и считают поэтому, что я сверхъестественный, хе-хе. Я к тебе всё приглядываюсь - приглядываюсь – не пойму никак, кто ты есть, а?

      Мерзлотка молчала. Не дождавшись ответа, дедок продолжил:

      - Ты бы, девка, дала мне чайку. Давно я чаю не пивал. Хозяин-то у нас хороший, непьющий, добрый такой. Да вот только беда – голодно уж очень у него. Утром яичница, вечером – яишня. Днем дома нетука никого. Ты вот появилась, так хоть харч какой – никакой завелся. А то кофию накушается хозяин-то. А что это за продукт такой? Никакой в нем пользы. А я чаек уважаю, с баранкой. Чаем на Руси никто не подавился…

      Через некоторое время на столе перед старичком стояли большая хозяйская кружка с надписью BOSS, тарелочка с докторской колбасой, хлеб, масленка, пряники. Довольный дедуля болтал без умолку:

      - Величают меня Кузьмой, Кузей, значит. Ремесло мое, у-у-ух, старинное. –и скромно добавил. – Домовой я.

 

Глава 2. …И  ЕЩЕ  ОДИН  МЕЛКИЙ  ДРУЖОК

 

      - Нас, домовых, все больше Кузями называют. И батюшка мой был Кузьмой, и дедушка, - Кузя разглагольствовал, сидя на табуретке и весело побалтывая ножкой. Вдруг он вскочил, хлопнул себя по лбу и нырнул в сундук,  долго шарился там, дергая ногами  в лаптях, наконец, вылез, зажав что-то в кулачке.

      - А это, Мерзлота, мой старинный дружок, - он раскрыл ладонь. –  Прошу любить и жаловать: трехсотлетний заслуженный таракан, величать Степаном. Специалист по выживанию, между прочим.

      Это был весьма задрипаный, весь какой-то выцветший таракашка, но хитрый, он сразу же, пока Мерзлотка его рассматривала, на всякий случай прикинулся дохлым. Малюсенькие, латаные валенки болтались на его тоненьких ножках, седые усики уныло свисали.

      - Ты не гляди, что он сейчас такой неказистый. В молодости–то он ого-го какой бравый был: у самого Александра Васильевича Суворова служил, всю кампанию в солдатском походном котелке просидел, – с этими словами Кузьма окунул таракана в чай. – Давно в баньке не парился, пущай поплавает, погреется.

 

Глава 3. СЮРПРИЗ

 

      Однажды ранним утром в дом дяди Сережи кто-то постучал. Сначала в дверь, потом в окно, потом снова в дверь. Наконец, заспанный дядя Сережа, на ходу пристраивая на нос очки и натыкаясь на всё подряд, добрался до двери.

      Через секунду к ним ввалился человек - тайфун. Широкоплечий, в пятнистой униформе, он был такой большой и шумный, что казалось, заполнил собой всю прихожую. Это был школьный товарищ дяди Сережи Андрей. Андрей служил в МЧС, постоянно находился в разъездах, поэтому друзья виделись редко.

      Вот и сейчас друг куда-то явно спешил и отказался пройти. Он стоял, смущенно переминаясь с ноги на ногу, придерживая что-то за пазухой своей необъятной куртки. Ну вот, похоже, он решился:

      – Слушай, Сергей, выручи, а? Не знаю право, как начать, - он немного помялся и, наконец, сказал, - вот с этого наверное.

      Он вытащил из-под куртки кого-то, завернутого в зеленую байковую пеленку. Сергей открыл от изумления рот. Он почему-то подумал, что это ребенок, младенец. Андрей осторожно размотал пеленку. Ушастый милейший рыжий щенок удивленно спросонок оглядывал незнакомую среду, в которой  он очутился. Андрей посадил его на пол и продолжил:

      – Выручи, друг, а? Нас срочно перебрасывают в Чечню, никто не знает насколько. По обстановке. А я вот щенка недавно взял, английский кокер-спаниель, - он указал на песика, который дисциплинировано сидел у его ног. – Ему три месяца,– Андрей присел на корточки и весь оставшийся монолог произнес, поглаживая щенка по шелковистой шерстке.

      – Кроме тебя, я никому его доверить не могу. Серый, я понимаю, что напрягаю тебя неимоверно. Но куда девать?. Бабы избалуют, испортят собаку. Я хотел его для службы приспособить, людей в завалах искать. У спаниелей знаешь, какой нюх? Взрывчатку, наркотики ищут. Помнишь, как мы с тобой в кружок кинологии ходили, ну в седьмом классе-то?

Сергей молча кивнул.

      Постепенно дядя Сережа приобретал обреченный вид, он уже знал, что не сможет отказать другу. А тот заливался соловьем:

      – Он породистый страшно: папа с мамой у него - дай Бог каждому! Вот тут документы его: карточка щенка, прививки. Пока все прививки не поставишь, на улицу к взрослым собакам ему нельзя. Я книгу купил, - Андрей развязал рюкзак и стал извлекать из него всякие вещи и комментировать:

      – Книга «Ваш друг – спаниель», здесь как кормить, дрессировать, собачьи болезни, ну всё есть. Это его миски для воды и для пищи. Видишь, конусообразные, чтобы уши не пачкались. Это пища: Pedigree для щенков, овсянка, мясо, вам на первое время хватит. А это, - он достал целый пакет мячиков всех размеров, - его игрушки. Вот этот рыжий, покусанный мячик – его любимый. – Он сунул мячик щенку, тот потом так и сидел с мячом в пасти.

      Пока Андрей потрошил свой рюкзак, торопливо объясняя, как нужно ухаживать за собакой, у дяди Сережи медленно вытягивалось лицо, оно приобретало озабоченное выражение многодетной матери, которой спихали всех ребятишек, и надежды на личную жизнь уже не осталось. Щенок сидел грустный, «припухший», понимал, что решается его судьба.

      – Ну вот, Мерзлотке твоей будет приятель. Ну, прощай, друг, - Андрей взял щенка в свои огромные ручищи и прижался лбом к его теплой шерстяной мордочке, поцеловал в нос, подтолкнул в сторону комнаты. –       Ну, я пошел, меня ждут.

      Друзья пожали друг другу руки. Сергей понимал, что Андрея ждёт тяжелая и опасная работа.

      Андрей уже перебегал двор, когда Сергей спохватился, что не спросил, как зовут щенка, и крикнул вдогонку:

      – Как зовут–то щенка?!

      – Бу-у-ублик! Бубликом его зовут, он сушки грызть любит!

 

...

(Конец отрывка)

 

 
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now